«Дворец» Петра Великого

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В третий свой приезд в Архангельск Петр I жил на Марковом острове, руководя строительством крепости, в специально построенном для него доме. Как же выглядел этот деревянный, приземистый «дворец» Петра? Это был дом из трех комнат, передней, кухни и коридора. Позади к зданию была прирублена еще одна комната с шестью окнами. Высота комнат немногим более сажени (1 сажень = 2,13 метра) и поднятая рука достает потолок; в двери приходилось входить нагибаясь. Рядом находилась вестовая (сигнальная) пушка.

Какова судьба этого «дворца»?

Остров Марков часто затапливало весенним половодьем, причинявшим повреждения и петровскому домику. В 1710 году, после одного из таких повреждений, дворец был перенесен на свободное место перед крепостью — на форштадт,— и поставлен около летних ворот крепости (в 1814 году бурным весенним половодьем остров Марков был окончательно стерт льдом).

В 1761 году по вине квартировавших «чинов крепостной команды» в домике Петра случился пожар, но вовремя был потушен.

«Выгорелые» места были починены, печь переложена, и в домике было запрещено кому-либо жить.

В 1769 году комендант Новодвинской крепости генерал-майор Ганзер донес архангельскому губернатору Егору Головцыну, что «дворец» Петра Великого пришел в совершенную ветхость, «грозит падением», поэтому его следует незамедлительно «поправить» и устроить над ним особый футляр, «...дабы по меньшей мере сохранить остаток сего монумента до позднейших времен человеческого века». Дело с ремонтом, однако, затянулось.

Прошли еще два десятилетия. В 1791 году  царский домик посетил известный русский путешественник и исследователь П. И. Челищев. С горечью писал он об увиденном: «...углы отвалились, полы покрадены, вместо печи — груды глины, а в опочивальне, где великий сей муж от своих трудов опочить изволил и стези к блаженству своего народа выдумывал, на том месте, где бы трофеям стоять надлежало, ныне неблагодарными его поданными допускаются в забытую сию кумирницу несмысленные четвероногие животные лошади), и где коснулась его нога, влекущая за собой блаженство России, там видны были груды мерзости и вони».
Удручающее состояние царского домика заставило городскую думу принять меры: решили навести порядок там и устроить легкий деревянный навес.

С 1819 года, после того как Александр I посетил Архангельск, и до 1863 года городские власти более внимательно относились к петровскому домику. В 1825 году устроен взамен обветшавшего новый навес. 27 апреля 1838 года комендант Новодвинской крепости полковник Немчинов сообщил, что ледоходом «во дворце Императора Петра I разворочало полы и подмочило печи на 3 фута 2 дюйма». Пришлось вновь ремонтировать полы.

В 1843 году город торжественно отметил 150-летие первого посещения Петром Архангельска. На Мосеевом острове состоялось праздничное гулянье, играл портовый оркестр, а вечером был устроен красочный фейерверк. Многие горожане ездили в Новодвинскую крепость, чтобы побывать в царском домике. К юбилейной дате был произведен капитальный ремонт здания. К тому времени многие ветхие части дома уже не раз заменялись новыми, перекладывались и печи. В 1855 году подгнившие столбы были укреплены особыми «сжимами из брусьев, скрепленных шпонками». В 1858 году, к приезду императора Александра II, покрасили стены «охрою на шведском составе», карнизы и наличники — белилами, а кровлю — «чернядью».

Строения упраздненной в 1863 году крепости были переданы Архангельскому епархиальному ведомству, которое без должного внимания отнеслось к охране домика. Так, в 1872 году, во время празднования 200-летия со дня рождения Петра Великого, большая группа горожан на паровых шхунах «Самоед» и «Полярная звезда» приехала в упраздненную цитатель. Всех поразило запустение крепости и особенно — «ветхое здание» царской резиденции, прикрытое «серым деревянным чехлом».

Через два года в Новодвинской крепости побывал тайный советник Манн. Он нашел петровский домик в состоянии полной запущенности и со следами пребывания лошадей. Преосвященный Ювеналий, епископ Архангельский и Холмогорский, в ведении которого находились все бывшие крепостные сооружения, обратился с письмом к губернатору Н. П. Игнатьеву. Он уведомлял, что во время ледохода 1873 года «...домик Великого Государя был поврежден льдом». Повреждения при содействии крепостного священника были вскоре исправлены, а сам священник Стефан Баженов изъявил готовность следить за домиком. Но одному, а потом вместе с отставным унтер-офицером Янкевичем, за сохранностью домика уследить было трудно, и преосвященный Ювеналий прибегнул к простому и верному решению. Он предложил губернатору: «...дворец Петра I перенесть из крепости в сквер города Архангельска или на другое какое-либо место — на счет Городского Общества, и поставить его в том же виде, как он и теперь стоит, под охранение этого памятника исторической древности местной полиции». В последний день февраля 1877 года губернатор Игнатьев направил городскому голове конкретное предложение: «...перенесть на счет городских средств домик Петра Великого из Новодвинской крепости в город Архангельск, а также принять на городские средства и поддержание его в целости». 21-го марта городской голова уведомил губернатора, что Дума на своем заседании положительно отнеслась к высказанной идее. Спустя четыре месяца, 21-го июля, вопрос о переносе домика Петра Великого рассматривался на заседании Строительного Отделения губернского Правления, которое согласилось с предложением городской Управы, «...поручившей члену своему А. Недошивину разобрать на месте, перевезти в Архангельск и сложить около того места, которое будет избрано».

Была избрана особая комиссия, которая и совершила 1-го июля 1877 года передачу царского домика городскому общественному управлению. Составили акт и подробное описание реликвии: «под досчатой крышей, без фундамента ... из крупного соснового леса». Известны и точные размеры домика: в пересчете из саженей длина его оказалась равной 18,13 метра, ширина — 7, а высота — 2,84 метра. Отмечалось, что «домик находится в ветхом состоянии, наружные стены, ниже оконных пролетов, пришли в совершенную негодность, внутренние стены и полы требуют при переносе в Архангельск необходимого исправления». Переноску комиссия предлагала «...произвести водой на барке или шняке с буксировкою оного пароходом вперед в крепость и обратно к месту постановки, что обойдется, с разборкою, от 150 до 200 рублей». 4-го августа 1877 года домик Петра Великого был перевезен в Архангельск, а к концу сентября все работы были закончены. Хлопоты эти обошлись казне в 1519 рублей 82 копейки, т. е. значительно дороже, чем предполагалось. Руководитель дела Алексей Иванович Недошивин рапортовал 28 сентября: под «дворцом» устроен фундамент, подведены новые нижние венцы бревен, стены комнат окрашены масляной краской, сложены и выбелены печи, выбелены также потолки, возведен легкий навесной деревянный футляр и «устроены тротуары у дворца».

Сама сборка домика и устройство над ним легкого футляра были выполнены слишком поспешно. Это видно из двух рапортов, поданных в городскую Управу в 1879 году. Так, 8 мая член городской Управы Амосов доносил, что «...переводы (балки) вокруг всего дома вышли из своих мест и все здание угрожает падением». Затем 20-го августа полицмейстер сообщил: «...устроенный над домиком Петра Великого деревянный футляр находится в весьма плохом состоянии и при сильном ветре неминуемо должен обрушиться и в своем падении разрушить и самый домик». Но до «падения» дело не дошло. Городская Управа периодически его ремонтировала. Решено было нанять для присмотра за реликвией на средства города постоянного караульщика. Амосов заключил договор с крестьянами Михайло Кононовым и Иваном Антрушиным, которые, проявив завидную расторопность, насадили вокруг дома березки и кусты шиповника. Образовавшийся садик обнесли невысоким штакетником с «надолбами» — обтесанными столбиками: «как для благовидности, равно и в защиту от бродячего скота».

В 1879 году архангельским вице-губернатором назначается Николай Дмитриевич Голицын; в 1887—1893 годах он губернатор (в дальнейшем Николай Дмитриевич стал сенатором, а в ноябре 1915 года назначен членом Государственного Совета; в конце 1916 года возглавил последнее царское правительство). Став губернатором, Николай Дмитриевич обратил внимание на запустение петровского домика и принял энергичные меры для приведения его в порядок. Не рассчитывая на скудный городской бюджет, состоятельный князь решил использовать свои средства. На сей раз городская дума, имея столь высокое покровительство и поддержку, проявила завидную расторопность. Территорию вокруг домика выровняли, обсадили деревьями и кустарниками, оградили красивым невысоким забором, установили аккуратные скамейки, построили небольшой павильон для отдыха, а дорожки посыпали песком. К концу августа на набережной вокруг домика Петра образовался уютный сквер, именовавшийся «голицынским», хотя это название официально нигде не было утверждено.

Голицинский сквер

В 1890 году князь Голицын настоял на сооружении нового деревянного футляра, который бы «...вполне соответствовал, по архитектуре, значению охраняемого им исторического памятника». Но построили его лишь через несколько лет. При входе установили табличку: «Дворец Государя императора Петра I».

Летом 1893 года Архангельск отмечал 200-летие первого приезда Петра в город. Ухоженный домик с небольшим уютным сквером стал центром всех основных событий. Состоялся парад частей местного гарнизона. Они прошли перед домиком Петра Великого церемониальным маршем с расчехленными знаменами. А рядом, на городском рейде, выстроилась целая флотилия судов во главе с военным транспортом «Бакан». Во время военного парада с «Бакана» прогремел салют, отдавший почести морским победам императора. До глубокой ночи шло народное гулянье.

Гулянье у домика Петра

После отъезда князя Голицына в июне 1893 года на губернаторство в Калугу внимание к домику Петра ослабло.

Приближалось 16 мая 1903 года — 200-летие со дня закладки Петербурга. Эту дату широко отмечал и Архангельск: он для этого имел все основания. Именно отсюда осенью 1702 года отправился Петр I брать штурмом крепость Нотебург.

В 200-летие Петербурга петровский домик в Архангельске становится центром общественного внимания. Губернская газета писала в те дни: «...городским Управлением приняты были меры к приведению в должный порядок и полное благоустройство садика, окружающего домик Петра Великого,— мусор и хлам убраны, дорожки расчищены и посыпаны песком, благодаря чему местность эта стала привлекать массу играющих детей и гуляющей публики. В самом домике ... спешно моются полы, вставляются рамы и стекла... Петровский садик (это было неофициальное название; именем князя Голицына называлась к этому времени только красивая беседка в садике) украшен национальными флагами, домик Петра Великого ... убран зеленью, флажками, орлами и щитами с надписями: «200 лет», «1703» и «1903». Над входом в домик красовался портрет Великого Преобразователя — с планом Петербурга и видом Невы». День этот отмечали с особой торжественностью.

Праздник

Но отшумели праздники. И вновь, за суетой и заботами, ослабло внимание к реликвии.

В 1904 году создается Управление Архангельского торгового порта во главе с его первым начальником — графом К. Г. Толстым (до этого морским портом управляли офицеры флота). Городская дума в мае 1905 года обратилась к начальнику порта с просьбой «...об устройстве над домиком императора Петра I нового футляра за счет портовых сумм». В этом документе говорилось: «Домик императора Петра I заключен в футляр, представляющий из себя разрушающийся от ветхости сарай с протекающей крышей. Сам домик осел уже на 2 венца, сгнивших от времени, и оставление в таком положении исторического памятника производит гнетущее впечатление. Все предметы, как-то: карета, орудия и т. д. в настоящее время, благодаря отсутствию помещения при доме, находятся в разных местах. Такое кажущееся небрежное отношение к историческим предметам вызвано исключительно недостаточностью средств города в настоящее время. В прошлом, 1904 году, город предполагал отремонтировать хотя бы сарай, но непредвиденные расходы, связанные с войной и мобилизацией Архангельской губернии, заставили отложить этот расход...»

Сложилась своеобразная ситуация. С одной стороны, городские и портовые власти, казалось, обратили должное внимание на удручающее состояние петровского домика. Так, в июне 1905 года губернатор Н. Г. фон-Бюнтинг рекомендует начальнику порта построить над домиком футляр «...в приличном случаю стиле, например, современном эпохе — голландском или русском». Был объявлен конкурс на постройку каменного футляра. В ноябре 1907 года специальная комиссия на своем заседании одобрила проект инженера А. А. Каретникова. Проектом, в частности, предусматривалось «...в одной из комнат домика устроить часовню, а в павильоне-футляре должно быть отведено место для помещения кареты императора Петра Великого».

Карета

С другой стороны, поражает явное безразличие местной администрации. 4-го мая 1906 года губернская газета писала: «Домик заключен в футляр, но, Боже, в каком состоянии эта реликвия! Несколько рам высажено, стекла разбиты, в одном месте через крышу футляра свободно проходит вода. В самом доме нет почти ни одной цельной рамы. На полу валяются осколки стекол. Мебель вся вынесена, как рассказывают, любителями. Городское управление, в ведении которого состоит домик, нанимает сторожа лишь с лета». 21-го июня 1908 года городская газета «Архангельска горько сетовала: «Домик Петра Великого на Набережной содержится в таком виде, что стыдно за русского человека. Нигде так не относятся к историческим памятникам, как у нас на Руси. Одна из бывших царских комнат в настоящее время прямо обращена в кабак. Здесь денно и нощно идет пьянство и гулко разносится скверная русская брань».

Только в 1908 году городская дума в связи с приближающимся 200-летним юбилеем Полтавской победы, широко отмечавшимся по всей России, постановила перенести домик Петра Великого несколько выше по течению Северной Двины и установить его напротив Кафедрального собора. Это между нынешним Обелиском жертвам интервенции 1918—1920-х годов и памятником Петру I. Перенести домик и установить его взялся крестьянин Платон Шишов. Он брал обязательство выровнять площадки, забить сваи, используя материал «из сырорастущего соснового лесу». Дело обещал закончить к 20-му июня 1909 года, то есть за неделю до юбилея Полтавской победы.

Всеми работами по сооружению футляра руководил талантливый инженер Петр Герардович Минейко, отец ныне почетного гражданина Архангельска Ксении Петровны Темп. На сей раз не поскупился и царский Совет Министров, отпустил на эти цели 12 тысяч рублей. В октябре 1913 года сооружение каменного футляра над домиком Петра было закончено.

В архивных делах тех лет встретилось несколько любопытных документов. Как известно, высокорослый Петр почему-то любил невысокие жилые помещения. Именно этой особенностью отличался архангельский царский «дворец», так же выглядит и петровский домик, сохранившийся до наших дней в Санкт-Петербурге. Видимо, это обстоятельство и заставило инженера П. Г. Минейко обратиться 20 апреля 1912 года к городскому голове Я. И. Лейцингеру: «Имея в виду при первой возможности приступить к каменной кладке стен здания-футляра для домика Петра I, мною, сего 19-го апреля, сделано распоряжение о приступе к разборке Петровского дворца и к постановке вновь на предположенном фундаменте — внутри футляра. Ввиду заявления Вашего о желательности увеличения высоты внутренних помещений дворца венца на два, а также выстлать полы материалом с нее подходящим, нежели использованный на это дело лес — при неоднократных реставрациях дворца, прошу сделать надлежащее распоряжение об отпуске сухостойного леса из принадлежащих городу запасов у монастыря»

Беседка рядом с домиком

Началась первая мировая война. А дальше — свержение царского режима, революция 1917 года. Вскоре Архангельск захватили интервенты. Местным властям было не до сохранности памятников старины. Так, газета «Русский Север», выходившая в период интервенции, 31 мая 1919 года сообщала: «...заметно, что за домиком этим присмотра не много, вероятнее всего, там нет сторожа, ибо входные двери всегда на запоре. Чья-то услужливая рука выдавила в окне стекло, куда публика и проникает для осмотра, а может, и других каких надобностей. Уличная детвора устраивает там различные игры. Вандализму пределов нет и, кто знает, во что может превратиться этот памятник старины...»

Незавидной оказалась судьба петровского домика в 20-е годы. Вот что писала газета «Волна» 21 августа 1926 года: «...Хранителем домика и кареты оказался сторож общественной уборной на рынке... Жильцы здесь живут только в ночное время... Ночью домик оживает. В старой карете, на оборванном бархате воркует нежная пара, скрипят железные рессоры. Кандидаты на любовь ожидают очереди. В другом углу с выпивкой и закуской расположилась компания друзей. В темноте вспыхивают огоньки «собачьих» ножек, освещая сизые носы с переливами. Шум, гам, ругань и мат в бога, мать и богородицу. Старый хозяин дома — Петр I — с дубинкой, каким его изваял в бронзе гений Антокольского, стоит тут же. Жильцы с ним запанибрата. Ведь он тоже жилец без ордера. В губоно не прописан, и именно его-то угол избран жильцами для уборной».

Статуя Петра на ступенях футляра

В конечном итоге не повезло и петровскому мемориалу, бывшему украшением центральной части набережной Двины. Памятник царю-реформатору был демонтирован, сигнальную пушку убрали, в 1932 году каменный футляр разрушили, а сам домик был разобран, через два года его перевезли в подмосковное село Коломенское. Правда, от первозданного «дворца» практически ничего не осталось. Это явный «новодел».

Музей-заповедник "Коломенское" Домик Петра I

Со временем исчезло из людской памяти и само название некогда уютного сквера — Петровский бульвар. Мыс Пур-Наволок, когда-то любимое место отдыха и прогулок горожан, поблек, растерял свою былую привлекательность. А город утратил нечто большее — духовно стал беднее, словно осиротел, потеряв многое, что связывало его со славными делами наших предков. Ныне сохранились только остатки бетонного фундамента футляра.

Комментарии

+1 # Владимир Щелованов 15.12.2017 14:32
Очень интересная статья, много узнал нового из истории о домике Петра 1.

You have no rights to post comments