Четверг, 28 апреля 2011 01:09

Памятник архитектуры. Никольская церковь

Оцените материал
(8 голосов)
Прочитано 1683 раз

Комментарии

# Старый Архангельск 28.04.2011 15:41
Местоположение: Набережная Северной Двины, 65
Название: 7. Церковь Никольская
Дата, автор: 1904—1906
Категория охраны: М 109
Использование: По назначению

М — памятник местной (региональной) категории охраны, 109 — номер постановления администрации Архангельской области
Ф — памятник федеральной категории охраны
+1 # Старый Архангельск 24.05.2011 01:57
Никольский храм располагается на набережной Северной Двины до Соловецкого подворья. Ранее он являлся храмом подворья Николо-Корельского монастыря. Временем создания монастырского подворья в Архангельске можно считать 1598 год. В этом году монастырь «откупил у пушкарей городское место под названием Юрьев взвоз», (т.е. «берег») найдя его «для себя выгодным». Место это находилось рядом с мысом Пур-Наволок и Михайло-Архангельским монастырем, в Стрелецкой слободе, между берегом Северной Двины и «Рождественским болотом». Необычное название его связано с тем, что первым на этом месте поселился в конце XV века некий пушкарь стрелец «Юрий Архипов, сын Буянов» со своим многочисленным семейством. Поэтому и стала прозываться та сторона «Юрьевым звозом», а местная пристань — «буяновской». К концу XVI века «Юрьев звоз» был местом для складирования разнообразных товаров. После этого неудивительно, что место это приглянулось Никольскому монастырю. И не только ему. Согласно переписной книге 1646—1647 гг. на «Юрьевом звозе» соседствовали три монастырских подворья: «двор Живоначальныя Троицы Антониева Сийского монастыря, двор Николы Чудотворца Корельского монастыря, ...двор Соловецкого монастыря». На планах этой местности начала XVIII века отмечено также подворье крупнейшего монастыря Вологодчины — Кирилло-Белозерского. Прежнее соседство монастырских подворий сохранилось и до наших дней — идя по участку На бережной Северной Двины между улицами Карла Либкнехта и Поморской, между которыми как раз и находился в старину «Юрьев звоз», можно увидеть и подворье Соловецкого монастыря, и здания, принадлежавшие Николо-Корельскому подворью.

Как выглядело подворье Николо-Корельского монастыря вско ре после его основания? По старинным описаниям, в 1711 год монастырь имел на «Юрьевом звозе» несколько амбаров и лавок с навесами, а также арендовал 7 казенных лавок и один амбар. Местом расположения его был угол Набережной Северной Двины и существовавшей примерно с середины XVII века улицы Смирной (или Смирновской), ныне Театрального переулка. Таким об разом, Никольская церковь и примыкающие к ней строения бывшего монастырского подворья за время его существования не по меняли своего места расположения, хотя подворье и расширило свои границы благодаря приобретению соседних земельных участков. Согласно описанию, датированному 1764 годом, Николо-Корельское подворье было «отгорожено заборником длиною на двадцати пяти, и шириною на двадцати саженях, в том подворье изб четыре о двух апартаментах длиною на пятнадцати, а шириною на трех саженях. В оном же городе лавок тринадцать, с которых в монастырь собиралось оброку по сорок осми рублей по пятидесяти копеек в год амбаров три разные оброку в монастырь сбиралось по два рубля в год».

Таким образом, часть своих складских помещений и лавок монастырь сдавал в аренду, получая за это доход («оброк»). Среди всех подворий Николо-Корельского монастыря то, что располагалось в Архангельске, было самым крупным.

Итак, подворье Никольского монастыря стояло на людном, торговом месте, что нашло отражение даже в названии здешних улиц — Торговая улица, Торговая площадь.

Идея устроить на этом людном торговом месте часовню принадлежала Архиепископу Холмогорскому и Важскому Варнаве (Волостовскому). Между прочим, известно, что этот архипастырь «питал особое благоволение» к Николо-Корельскому монастырю. В 1719 г . Архиепископ Варнава распорядился устроить на Никольском подворье деревянные «дом, а при нем часовню».

Часовня при Николо-Корельском подворье просуществовала 150 лет. Надо сказать, что с момента освящения часовни, она ни разу не ремонтировалась. Поэтому неудивительно, что один из иностранных путешественников описал ее вид, как весьма плачевный. По его словам, «ветхая, деревянная, сумрачная, закоптелая от возжжения недоброкачественных свечей часовня представляла собой совершенное убожество».
27 февраля 1861 г . епископ Архангельский и Холмогорский Нафанаил I (Савченко) обратился к архангельскому гражданскому губернатору Н.И. Арандаренко с просьбой построить на подворье вместо обветшавшей часовни храм, при этом так, чтобы «те перешняя часовня и лицевое строение вошло в фасад предполагаемого здания». Общее присутствие Архангельской губернской строительной и дорожной комиссии на заседании от 22 марта 1861 г. поручило составление проекта и сметы на переустройство часовни г-ну Моргану .

Церковь решено было разместить в одном из зданий подворья — каменном, двухэтажном, постройки 1787 года, к которому был с восточной стороны пристроен полукруглый алтарь со сводчатым потолком.

Освящение нового Никольского храма состоялось 6 декабря 1866 года (по другим данным, это произошло в 1869 г .) епископом I Архангельским и Холмогорским Серапионом (Маевским), впоследствии епископом Екатеринославским и Таганрогским. По не известным сейчас причинам освящение храма было «совершено поспешно, до окончания работ в алтаре, с постановкою престола без нужды и чрез меру удлиненного до утеснения служащих, особенно при архиерейских служениях. Сверх того оказалась срачица на престоле обветшавшею от сырости, или по другим причинам». Впоследствии обнаружились и другие строительные недостатки. Поэтому вскоре стало ясно, что храм нуждается в серьезном ремонте.

Как и в далеком XV в., когда благочестивая новгородская боярыня Марфа помогла возрождению Николо-Корельского монастыря, так и в XIX в.. Господь послал Николо-Корельскому монастырю благотворительниц, чьими усилиями был возобновлен храм Никольского подворья. Ими стали архангельские купчихи Павла Михайловна Шингарева, потомственная почетная гражданка г. Архангельска и ее дочь Екатерина Кирилловна Плотникова.

Семья Шингаревых была известна своей щедростью и благочестием. Имя Павлы Михайловны Шингаревой, «как благотворительницы церквам и монастырям и учебным заведениям Архангельской епархии, пользовалось повсеместной известностью по всей северной окраине России и даже дальше пределов России, до Афона и Иерусалима, куда достигали ее жертвы». Один только список ее денежных пожертвований в различные храмы и монастыри занимает почти 10 страниц в дореволюционных «Архангельских епархиальных Ведомостях».

В качестве примера того, насколько широко осуществлялась благотворительная деятельность семейства Шингаревых, приведем следующий факт. Произведенный в 1880 году ремонт Свято-Троицкого кафедрального собора, прихожанами которого были П.М. Шингарева и ее супруг Петр Егорович, был целиком осуществлен на средства Павлы Михайловны, к тому времени овдовевшей. Поскольку большие денежные затраты, необходимые для этого, оказались под силу только богатой семье Шингаревых. На ремонт собора и приоб ретение для него новых убранства облачений П.М. Шингарева по тратила более 32000 рублей. Общая же сумма пожертвований на храмы и обители, сделанных П.М. Шингаревой, составила более чем 80000 рублей. Стоит согласиться с утверждением автора статьи об этой замечательной женщине-северянке, что «такая крупная и чрезвычайная жертва свидетельствует о редкой, особенно в наше осуетившееся материальностью время, любви ко храмам Божиим, о глубоко религиозной настроенности духа». Во вседоб рых делах Павлы Михайловны участвовала и ее дочь, тоже вдова, Екатерина Кирилловна Плотникова, по совету или просьбе кото рой и поступала ее мать. Однако по скромности своей Екатерина Плотникова предпочитала, чтобы слава благотворительницы целиком принадлежала ее матери.

Возможно, такое ее поведение было связано с тем, что, согласно преданиям о ней, она была монахиней в тайном постриге и, хотя и жила в миру, скрывая свое монашество, отличалась одной из главных иноческих добродетелей — смирением.

Одновременно с ремонтом Свято-Троицкого собора П.М. Шингарева пожертвовала значительные средства на ремонт церкви Николо-Корельского подворья. Возобновление Никольской церкви обошлось П.М. Шингаревой в 2570 рублей. Освящение храма после ремонта состоялось 5 февраля 1889 г ., в день празднования иконе Божией Матери «Взыскание погибших». Совершал его епископ Архангельский и Холмогорский Нафанаил в сослужении архимандрита Ювеналия, протоиерея А. Орлова, ректора Архангельской духовной семинарии и двух иеромонахов.

Обновленная усердием П.М. Шингаревой и Е. К. Плотниковой Никольская церковь, судя по старинному описанию, была «каменная, теплая, квадратная и с полукруглым алтарем. В ней 5 окон с двойными стеклянными рамами и железными решетками. Внутри и снаружи оштукатурена и окрашена масляною краскою.

Крыша на всем храме железная и окрашена на церкви чернетью, а на алтаре и главе медянкою. Шейка под главою деревянная со стеклянными рамами; крест на главе железный шестиконечный, золочен червонным золотом... Под сим сводом четыре небольших колокола. Площадка из белого камня».

Если сравнить это описание с современным видом Никольской церкви, может показаться, что речь в нем идет о каком-то другом храме. Но нет, это действительно описание именно Никольской церкви. Тогда почему же сейчас она выглядит иначе? Все объясняется просто — к началу XX века старинное здание Никольского храма полностью обветшало. Ведь ему было уже 100 лет. В связи с этим возникала необходимость в постройке нового храма. 30 апреля 1903 г . эконом Николо-Корельского монастыря иеромонах Зосима в прошении епископу Архангельскому и Холмогорскому Иоанникию II (Казанскому), писал, что здание церкви пришло в такую ветхость, что «ремонтировать ее совершенно невозможно, так как в результате сего ремонта ничего прочного для безопасного служения в ней не может быть. К тому же внутренность ее, как и внешность, имеет весьма неприглядный вид; иконостас, хотя и был некогда золоченый, но в настоящее время принял совершенно темный, даже черный вид, пол весь почти шатается». В прошении высказывалась просьба разрешить летом 1903 г . снести старый храм и на его месте начать строительство нового каменного храма. Проект новой церкви, автором которого стал архитектор Н.А. Каретников, был одобрен 10 мая 1903 г . на заседании Строительного отделения Архангельского губернского правления. А 13 мая было получено разрешение на ее строительство от Архангельской духовной консистории. В течение всего 1903 года собирались необходимые для строительства новой церкви денежные средства, составившие сумму в 30000 рублей. Между прочим, немалая доля в ней составляли пожертвования от северных монастырей — Веркольского, Красногорского, Михайло-Архангельского, Антониево-Сийского. Судя по данным, приведенным В. Абрамовским, в строительство нового Никольского храма внесла свою значительную долю пожертвований и уже упоминавшаяся ранее П.М. Шингарева. В апреле 1904 г . старый Никольский храм был снесен до основания. А уже спустя 7 месяцев, 27 октября 1904 г . новый эконом Николо-Корельского монастыря иеромонах Феогност доложил Владыке, что построен и готов к освящению новый каменный храм подворья с приделом в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Для храма был изготовлен новый иконостас из 30 икон работы вологодского крестьянина-иконописца И.Д.Катинова. Торжественное освящение главного престола в честь Святителя Николая Чудотворца состоялось 7 ноября 1904 г . На другой день, 8 ноября, был освящен придельный престол в честь иконы Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость».

С этого времени в Никольском храме постоянно совершались Богослужения двумя иеромонахами, иеродиаконом и певчими из числа братии Николо-Корельского монастыря.

Какой вид имела в ту далекую пору Никольская церковь? Об этом сложно судить, поскольку проект ее не сохранился. Но можно предположить, что в значительной мере она была такой, как она выглядит сейчас. Храм был одноэтажный, прямоугольной формы, в стиле XVII в. Фасады его были белыми, а их богатый декор, покрашенный в цветные краски, смотрелся весело и радовал глаз. Особенно замечательно смотрелись орнаменты в виде ниш, имевших вид греческих четвероконечных крестов. Со стороны Набережной к храму примыкала шатровая колокольня, тоже выполненная в стиле XVII столетия, нижняя часть которой служила церковным притвором. Здесь же было помещение для сторожа. Иконостас Никольской церкви был трехъярусным.

Стены и потолок Никольского храма были украшены росписью, масляными красками. Между прочим, среди изображений святых в круглых медальонах в верхней части стен была икона мученицы Павлы. Как мы помним, ремонт Никольского храма в 1889 году производился на средства благотворительницы-купчихи П.М. Шингаревой. Возможно, то, что среди изображений святых на стенах новой Никольской церкви был помещен образ мученицы Павлы, святой покровительницы Павлы Михайловны, являлось данью благодарности этой благочестивой женщине, имя которой навсегда вошло в историю Никольского храма.

Вероятно, не случайно и то, что, наряду с иконой мученицы Павлы, в росписи Никольского храма имелось изображение Святителя Кирилла Александрийского, святого покровителя Кирилла Васильевича Шингарева, мужа Павлы Михайловны, о добрых делах и жертвенной любви ко храму Божию которого уже упоминалось ранее.

Помимо Никольского храма, в комплекс Николо-Корельского подворья входили три каменных здания. Описание их сохранилось в Архангельском областном архиве. В нижнем этаже одного из них были помещения для просфорни — пекарни и кладовой, отдававшиеся в аренду разным торговцам, на втором этаже были кельи для братии. Сдавались внаем также помещения в еще одном двухэтажном каменном корпусе постройки 1895 года, к которому была пристроена кладовая. В начале XX в. на месте ранее стоявшего здания, также принадлежавшего подворью, и за ветхостью снесенного в 1901 — 1902 гг., было построено еще одно каменное двухэтажное здание, помещения которого также отдавались внаем. Так выглядело Николо-Корельское подворье до своего закрытия.

Послереволюционная история Николо-Корельского монастыря и его подворья — трагическая история неравной борьбы православных христиан с богоборцами. Согласно Декрету Совнаркома РСФСР от 20 января 1918 г . все движимое и недвижимое имущество Никольского подворья подлежало национализации. Однако реализовать это решение большевикам не удалось до 1920 года. 21 февраля 1920 г . в покинутом интервентами Архангельске установилась советская власть, и здания подворья, за исключением храма, были муниципализированы. В том же 1920 году был закрыт Николо-Корельский монастырь, здания которого, согласно решению президиума Архгубисполкома от 28 ноября 1920 г ., были отданы под трудовую колонию для несовершеннолетних. Но, благодаря мужеству и активности общины Никольской церкви, этот храм «пережил» и Николо-Корельский монастырь, и Николо-Корельское подворье, пресекая попытки богоборцев закрыть его. Вот некоторые из страниц неравной борьбы верующих за свой храм. 16 июля 1920 г . был заключен договор между «коллективом веру ющих» Никольской церкви в количестве 57 человек и представителями Архгубисполкома о передаче верующим в бессрочное и бесплатное пользование Никольского подворья. При этом общи на храма обязывалась «из своих средств производить оплату всех текущих расходов по содержанию храма», то есть ремонт, отопление, страхование, и.т.д. Нет нужды говорить, что прихожане Никольского храма, возможно, отдавали свои последние средства, чтобы спасти его от поругания. Революция и гонения на веру не убили в северянах верности Православной вере и любви к храму Божию. Но слишком неравной была борьба прихожан за жизнь своего заведомо обреченного властью на закрытие храма. В январе 1924 г . Союз транспортных рабочих ходатайствовал о предоставлении ему помещения Никольской церкви. «Необходимость» закрытия храма советская организация мотивировала тем, что его «коллектив верующих» состоит только из 57 человек.

В ходатайстве делалась попытка обвинить общину Никольского храма в том, что большую часть в ней составляют «торговцы, домовладельцы и лица далеко не пролетарского происхождения».Это звучало почти как обвинение в «контрреволюции» и давало охотникам до чужого добра больше шансов отнять храм у верующих.

Однако Господь продлил дни Никольского храма — на заседании от 25 января 1924 г . члены президиума Архгубисполкома решение вопроса о закрытии Никольской церкви и передаче ее здания союзу транспортных рабочих оставили открытым. Впрочем, в храм то и дело являлись комиссии по проверке имущества и ценностей, очевидно, искавшие повода для его закрытия.

Смертный час Никольского храма пробил в 1928 году. 27 апреля этого года президиум Архгубисполкома принял решение о расторжении договора с группой верующих Никольской церкви. Основанием для этого послужило обвинение ее духовенства «в лице священников Васильева и Корнеева, диакона Строганова, а так же сторожа Моисеева в изготовлении в церковной сторожке и распространении контрреволюционных листовок на 1 мая 1927 г .», согласно материалам следственного дела, содержавших «призывы к свержению существующей власти». Решение Архгубисполкома было отправлено на утверждение во ВЦИК. Просьба верующих о продлении договора на пользование храмом осталась без последствий. 14 сентября 1928 г . в Никольский храм для его ос мотра явилась очередная и последняя комиссия. После этого храм был передан Архангельскому областному клубу национальных меньшинств имени А.В. Луначарского. Однако, судя по сохранившимся архивным документам, последние из которых датируются 1 июля 1929 года, до этого времени Никольский храм еще оставался действующим. Впрочем, по другим данным, закрытие Никольской церкви произошло 6 февраля 1930 года. Часть имущества закрытого храма, в том числе чудотворный образ Святителя Николая, была передана представителю «коллектива верующих» Г.Т. Севастьянову, часть — в расположенную поблизости Рождественскую церковь. Но и этот храм разделил судьбу церкви Николо-Корельского подворья... После этих печальных событий, сменявших друг друга, следы старинной иконы Святителя Николая, перед которой молились многие поколения северян, затерялись. Остается лишь надеяться, что чудотворный образ «Николы Морского» не погиб безвозвратно, и будет когда-нибудь также чудесно обретен на радость православным людям, как это произошло когда-то, в далеком XV в.

Так, был закрыт Никольский храм. После его построения в 1904 году ему суждено было просуществовать всего четверть века. Дальнейший наш рассказ — о том, как был возрожден Никольский храм. А также о том, как он живет в наши дни.

Вот несколько преданий того печального прошлого. Во время приезда в Архангельск Н.С. Хрущева, именитому визитеру, сулившему народу вскоре показать по телевидению «последнего попа», не понравился праздничный вид цветного фасада Никольской церкви, и он распорядился, чтобы здание перекрасили в казенный серый цвет. Другое предание относится ко времени подготовки празднования в 1984 г . 400-летия Архангельска, когда, в преддверии знаменательной даты, ремонтировались уцелевшие к тому времени городские архитектурные памятники. Никольскую церковь тоже подвергли «косметическому ремонту», вместо креста водрузив на ее купол флюгер.

Шли годы, а Никольский храм по-прежнему оставался поруганным храмом. Был в нем полвека и клуб военных пограничников, и 2 года военно-патриотический клуб ветеранов войны в Афганистане «Долг». Между прочим, при этом клубе существовал видеосалон. Только в 1992 г . началось возрождение Никольского храма. В том, что это произошло, заслуга и деятелей культуры, выступавших по этому поводу в печати, и тысяч простых архангелогородцев, собиравших подписи под требованием вернуть храм верующим. Ведь к той поре из множества храмов, существовавших когда-то в Архангельске, сохранилось всего-навсего три бывшие кладбищенские церкви... По благословению епископа Архангельского и Мурманского Пантелеймона (Долганова), восстановлением храма руководил его нынешний настоятель, благочинный г.Архангельска, протоиерей Александр Козарик.

Поруганный храм имел плачевный вид- окна заложены кирпичом, стены покрыты облезшей краской и грязной побелкой, внутри- грязь и мусор.. Известны имена людей, трудившихся над возрождением Никольского храма- это помощник батюшки, староста Николай.Федорович Коваленко с супругой Галиной Ксенофонтовной, Юлия Михайловна Куратова, Наталия Михайловна Гагарина, Николая Николаевич Беляев, матушка Афанасия(Рудалева), Зоя Михайловна Ильенко, Василий Григорьевич, Валентина Анатольевна Сидорова и другие. Трудился на восстановлении храма и отец Александр.

В Богоугодном деле возрождения Никольской церкви его общине помогали военные организации, а также благотворители и жертвоприносители. Постепенно, трудами и заботами боголюбивых людей, возрождавших Никольскую церковь, она приобретала все более благолепный вид. Настоящим чудом стало обнаружение на потолке и верхней части ее стен старинных росписей, украшавших ее в начале XX века. 2 октября 1994 г . состоялось освящение Никольского храма епископом Архангельским и Мурманским Пантелеймоном. Так был возрожден к жизни этот храм с интересной и трагической судьбой. Так наш город снова обрел одну из своих святынь, утраченных в послереволюционные годы гонений на веру.

Источник

You have no rights to post comments