От Царя и Великого Князя Михайла Федоровича всеа Русии, на Двину воеводе Нашему Миките Михайловичу Пушкину да дьяку Нашему Путилу Григорьеву; бил Нам челом Архангельского города соцкой Степанко Киприянов и во всех посадских жилцов место, а сказал: в прошлом де в ЧЕ (1587) году переведено их с Двины с посадов и с уезду в Архангельской город на житье по писцовым книгам князя Василья Звянигородского, да подьячего Рахманина Воронова, сто тридцать три человека, а оброку в Нашу казну велено платить на год по тринадцати рублев и по двадцати по семи алтын по полторы деньги на год; а после де того от Архангельского города разбрелося жилцов и померло сорок семей, а иные городовые жилцы Наши всякие подати с ними платят, а у города с ними не живут, а живут по посадам и по деревням в старых своих дворех верст за сто и за полтораста, и в прошлом де во РДI (1606) году воевода Иван Чепчугов, да дьяк Михайло Новокщенов посылали в Архангельской город посадского человека Федора Мелцова да пушкаря Нечайка Брагина против писцовых книг их дозирать, и по их де дозору осталося у Архангельского, города всего тридцать человек, и Иван де Чепчугов да дьяк Михайло Новокщенов о том дозоре и о выморочных и о разъезжих жилцах писали ко Царю Василью к Москве, и по их де отписке прислана к ним грамота, а по той грамоте которые жилцы от Архангельсково города в рознь разбрелись и у города не живут, и их велено сыскав приводить в Архангельской город на житье, а которые померли и в тех место велено приводити детей их и братью, да городовые же де жилцы с Княжострова Андрюшка Истомин Беляева, и с Койдокурьи Начаевы дети Банева, да с Матигор Ивашко Кирьянов, да с Курцова Ивашко Терентьев, и с Ракулы Давыдко Репницын, Ивашка Мартынов, Карпик Иванов, в прошлых годех имали Наши грамоты, оболгав сказали одолжали и осиротали, и их от посаду велено отставить, а они де люди прожиточные, а которые де новоприбылые де наезжие люди на житье к городу приходили после писцов князя Василья Звянигородского, да подьячего Рахманина Воронова и в прошлом де в P3I (1609) году по Царя Васильеве грамоте воевода Иван Мелюков, да дьяк Илья Елчин положили на них оброку сверх писцовых книг десять рублев, да пошлин полтину, а на них городовых жилцах на PEI (1607) и на PSI (1608) годы доправили данные и оброчные деньги против Глинского посаду с четырех сотен с третью, по сороку по одному рублю по алтын по три деньги на год, да задаточные люди PSI-ro (1608) году двадцать один рубль тринадцать алтын, а на Глинском де посаде сверх посадских людей прихожих торговых и мастеровых людей всяких много, а дань и оброк и всякие Наши подати платят с ними с посадскими людьми по прежним писцовым книгам, и в прошлом де в РИI (1610) году Царь Василей их городовых и наезжих жилцов пожаловал, велел дати грамоту, а по той грамоте велено в тех разошлых и мертвых жилцов место весть на житье в Архангельской город с посадов и с деревень детей их братью, и Наши денежные доходы велено им платить по писцовым книгам князя Василья Звянигородского, да подьячего Рахманина Воронова по прежнему опричь двинские земли и посадов, и привозити к Нам к Москве самим, и они де разошлые жилцы и вымерлых жилцов дети и братья у города не живут, и наших податей с ними городовыми жилцы не платят; и в прошлом де в P0I (1611) году как горело стрелецкая и пушкарская и жилецкие, и половина затинной слободы, и оне де жилецкие люди пометав свои дворы и животы, с стрелцы и с пушкари и с затинщики город и Нашу казну в городе от пожару отняли; а их де дворы и животы все погорели; и они де от того и достальные разбрелись розно; и в нынешнем де в РКА (1613) году приходили на Двину литовские люди, и они де для приходу литовских людей сидели в Архангельском городе в осаде, а свои дворишка, которые были за городом, возили в город, а Колмогорцы де в приход литовских людей острог на Колмогорах делали собою без Нашего указу, и на посаде дворы свои жгли, а к ним в Архангельской город не поехали, и Архангельской город и Нашу казну, наряд и зелье покинули, а иной наряд и зелье из Архангельсково города возили к себе в острог для обереганья своих дворов и животов, а ныне де их городовых жилцов те колмогорцы притягивают к себе в позжены дворы и в острожную поделку и в иные земские расходы, а они де и без того обнищали и одолжали великими долги и нам бы их старых жилцов пожаловати велети тех разошлых и в мертвых жилцов место свесть с посадов из деревень на житье к Архангельскому городу детей их и братью, которые после их остались, и Наши данные и оброчные деньги и всякие денежные доходы велети им платить с ними вместе по писцовым книгам князя Звянигородского да подьячего Рахманина Воронова, опричь Двинские земли и посадов и привозити к нам к Москве самим, а для всяких Наших земских дел велети у них в Архангельском городе быти судейкам по годом, а которые будет описные наезжие жилцы живут у Архангельсково города в избылых без тягла, и тем бы наезжим жилцом велети с ними с посадскими людьми Наши всякие подати платити по сошному писму по прежнему разводу смотря по животом и по промыслом, а к посадом бы их в погорелые дворы и в острожное дело, и во всякие земские расходы притягивати не велети, и будет так, как Нам Архангельсково города соцкой Степанко Киприянов во всех городовых жилцов место бил челом. И как к вам ся Наша грамота придет, и вы б городовых жилцов, которые в писцовых книгах у города написаны, а ныне у города не живут, а живут по посадом и по деревням, избывая Наших податей и тех же, которые в прошлых годех же били челом ложно и имали грамоты, что их велено от города для скудости отписати, и у вымерлых крестьян, у которых остались дети и братья, а живут будет в разъезде по посадом и по волостям, и вы б велели свесть на житье к Архангельскому городу, и велели б по их имати поручные записи, что им в Архангельском городе дворы ставити по старым своим дворовым местам, и жити у Архангельсково города и с женами и с детми без съезду, и Наши всякие доходы и мирские расходы платити с посадскими людми вместе верстая их по животом и по промыслом, а на прошлые будет годы в Наших доходех и в ратных людех и в мирских расходех по розрубным списком с соцкими дали им счет, а по счету те деньги, что доведетца, велели им платить в мир, а на ослушниках велели доправить, а наезжих всяких жилецких людей, которые живут у Архангельсково города без тягла, велели б естя Наши всякие подати с ними с посадскими людьми платити вместе по-прежнему разводу смотря по животом и по промыслом, а для Наших всяких земских дел велели б естя у них быти земским судейкам переменяясь по годом лутчим людем по выбором, кого они меж себя излюбя выберут, и выборы на них имати за их же и за отцовых духовных руками, и велели их приводити к кресному целованию, что им Наши денежные доходы збирати, и всякие дела делати в правду, а Холмогорским посадом в позженые дворы и в острожное дело, и во всякие земские расходы городовых жилцов притягивати не велели, а которые будет наезжие жилцы живут у Архангельсково города в избылых без тягла, и тем бы наезжим жилцам велели с ними с посадцкими Наши всякие подати платити по сошному письму по прежнему разводу смотря по животам и по промыслом. А прочет сю Нашу грамоту и списав с нее список слово в слово отадали б есте ее Архангелсково города, соцкому Степанку Кипреянову с товарищи вперед для спору иных Наших воевод и приказных людей.

Писан на Москве лета ЗРКА-го (1613), августа в А (1) день.

У подлинной грамоты на другой стороне пишет дьяк Павел Матюшкин.


Популярное