Воспоминания Бориса Ивановича Шульги опубликованные в газете Правда Севера 6 апреля 1975 года.

С уходом из АГЖД (так тогда именовалось наше трамвайное управление) многих квалифицированных рабочих на фронт положение с работой резко усложнялось. Оставшийся коллектив был невелик, но и в таком составе на смену почти никогда не собирался. Кто-то был, на оборонных работах, и не только в Архангельске, но и в Карелии.

Оставшимся приходилось не только за себя и за них трудиться по «специальности», но и выполнять многообразные заказы. В наших маленьких мастерских ковали гвозди, делали двери для бомбоубежищ, отливали некоторые чугунные детали. Снабжение материалами и запасными частями для ремонта вагонов, путей и оборудования подстанций и без того ухудшилось. А нуждались мы буквально во всем. Не было стекла, и трамваи ходили с забитыми досками окнами, не было лампочек.

Наступила первая военная зима.

Ежегодно через реку Кузнечиху трамвайщики сооружали железнодорожную переправу. Мы знали, что и в эту зиму наша ледяная переправа будет использована для перевозки грузов: вокруг города от д. Жаровихи уже строились железнодорожные пути (сейчас по этой трассе проложена объездная автодорога), начато было строительство моста через реку Кузнечиху.

Переправу по створу улицы Комсомольской мы соорудили в конце декабря. В это время в Архангельске уже находился уполномоченный Государственного Комитета Обороны И. Д. Папанин и представители Северной железной дороги, с которыми он проводил частые совещания и консультации по срокам и организации перевозок из порта Экономия. Довелось на этих совещаниях бывать и мне.

После продолжительных обсуждении и обследований нашей переправы решено было ее полностью переложить и значительно укрепить. На эту работу отводилась всего одна ночь — ночь на 1 января.

Стоял жестокий мороз, ветер вдоль реки пронизывал насквозь. 200 плотников посменно уходили обогреваться и успели все сделать до рассвета. Наскоро забежав домой, я снова поехал на переправу. Иван Дмитриевич Папанин был уже здесь — тоже приехал взглянуть, как люди потрудились. Видимо, остался доволен. Поздравил меня с наступившим 1942-м, пожелал успехов и велел (назвав день и час) зайти к нему со списком наиболее нужных трамвайщикам материалов и оборудования. Предупредил, правда, чтобы этот список не был очень большим. В назначенное время я пришел к тов. Папанину и вместе с его референтом и председателем облисполкома мы согласовали список: два токарных станка, один строгальный, 240 тонн рельсов, 60 тонн сортового металла... К радости трамвайщиков (ведь это было целое богатство по тем временам) все это мы вскоре получили.

На снимке: архангельский трамвай напротив здания АЛТИ, пострадавшего во время бомбежки. Снимок 9 мая 1945 года.