После разгрома Германии и заключения с ней мира союзникам нельзя было под предлогом необходимости обороны против Германии держать войска в России для борьбы с советской властью. В белой армии все настойчивее требовали мира. За границу в рабочие массы стали просачиваться сведения о тех действительных событиях, которые развертывались в России.

Крупное влияние на рабочие массы Англии и Франции оказала также революция в Германии и Австрии. Рабочие массы Запада стали понимать истинные цели интервенции союзников в России. Симпатии рабочих Запада к пролетарскому советскому государству стали обнаруживаться все яснее и яснее.

Ленин в январе 1919 г. в „письме к рабочим Европы и Америки" описывал под‘ем рабочего движения на Западе: „Мы видим могучее „советское" движение не только в частях бывшей империи царя, например, в Латвии, в Польше, на Украине, но и в западно-европейских странах, и в нейтральных (Швейцария, Голландия, Норвегия) и в пострадавших от войны (Австрия, Германия)".

Ленин отметил разногласия в лагере империалистов по вопросу о дальнейшем вооруженном вмешательстве против советских республик:

„Среди буржуазии и правительств Антанты замечаются теперь некоторые колебания. Часть видит, что разложение союзнических войск в России, помогающих белогвардейцам, служащих самой черной манархической и помещичьей реакции, уже начинается; что продолжение военного вмешательства и попытки победить Россию, требующие миллионной оккупационной армии на долгое время, что этот путь есть вернейший путь для самого быстрого перенесения пролетарской революции в страны Антанты. Пример немецких оккупационных войск на Украине достаточно убедителен.

Другая часть буржуазии в странах Антанты стоит по прежнему за военное вмешательство в России, за „экономическое окружение" (Клемансо) и удушение советской республики“...

В апреле 1919 года с‘езд английских транспортников вынес резкую .резолюцию протеста против интервенции, против посылки войск на борьбу с советской властью, угрожая забастовкой, если правительство не откажется от этого. Ряд профсоюзов обратились в парламентскую фракцию рабочей партии с требованием созыва общеанглийского с‘езда профсоюзов для обсуждения вопроса о всеобщей забастовке по этому поводу. Правительству Англии пред‘являлись рабочей партией соответствующие запросы.

21 июля 1919 г. была об‘явлена международная рабочая стачка протеста против интервенции Антанты в России. В крупных рабочих центрах состоялись выступления немецких, французских и английских рабочих и рабочих других стран. Вожди II Интернационала приняли все меры, чтобы не дать этому протесту превратиться в широкое массовое революционное выступление.

Началась борьба в лагере буржуазии Антанты между сторонниками и противниками интервенции, при чем последние постепенно побеждали. Многие буржуазные газеты стали помещать сведения о том, что английское правительство израсходовало на войну с Россией до двух миллиардов рублей, и требовать прекращения войны с Россией. Стали сыпаться разоблачения о поведении и действительной роли союзных войск в России.

Американские солдаты, которые были присланы на Север под предлогом охраны американского военного имущества, не хотели драться и брошенные на боевые действия начали роптать, брататься с красноармейцами были факты отказа идти на фронт и в бой; французы отказывались стрелять, русские солдаты в белых войсках каждый месяц устраивали бунты и восстания, потрясающие белый фронт. Тяга союзнических войск домой усилилась.

В результате этого, к лету 1919 г. встал вопрос об    эвакуации союзников из Архангельска. Понятно, что такого рода известие было встречено правительством Зубова-Миллера без особой радости. Сначала белогвардейцы пытались добиться отмены эвакуации англичан, а после долго обсуждали: продолжать ли борьбу или согласиться с предложением союзников и уехать с ними.

Летом было созвано земско-городское совещание, на котором решили борьбу с советской республикой продолжать. Решили просить у союзников оставления военных припасов, обмундирования и продовольствия, которое союзники первоначально предполагали вывезти и частью уничтожить. В августе сентябре союзники уезжали 21 августа покинули Архангельск английские войска. Генерал Миллер, чтобы скрыть происходящие перегруппировки cил делал ряд демонстраций на фронте, местами разыгрывая переход в наступление.

Тов. Ленин в октябре 1919 г. в речи в Свердловском университете, так оценивал положение на северном фронте:

„На северном фронте, где наступление на Мурманск обещало неприятелю особенно большие выгоды, где давно уже были собраны англичанами громадные и великолепно вооруженные силы, где нам, при отсутствии продовольствия и снаряжения, было неимоверно трудно бороться, там, казалось бы, у империалистов Англии и Франции должны были быть блестящие перспективы. И как раз там оказалось, что все наступление неприятеля рухнуло окончательно. Англичанам пришлось вывести назад свои войска, и мы теперь видим полное подтверждение того, что английские рабочие войны с Россией не хотят и даже теперь, когда в Англии далеко еще нет революционной борьбы, они способны оказывать такое влияние на свое правительство хищников и грабителей, что заставляют его убрать войска из России. Этот фронт, который был особенно опасным, потому что неприятель находился там в наиболее выгодных условиях, имея морскую дорогу, они вынуждены были сдать. Там остаются ничтожные силы русских белогвардейцев, которые не имеют почти никакого значения".

И действительно, дни существования белого правительства на Севере были сочтены.

После ухода интервентов белые сделали отчаянную пытку наступать на жел.-дорожном направлении и 14 октября овладели ст. Плесецкой, но дальше продвинуться не смогли.

На северо-двинском направлении белые, выбитые из Двинского Березника, безуспешно пытались овладеть устьем Ваги и сильно укрепились у деревни Шепилихи. Наши попытки 2 и 15 октября овладеть Шепилихой также не имели успеха.

В первых числах февраля 1920 г., когда в Архангельске усиленно спорили вокруг правительственных портфелей, наши полки тронулись в наступление. При 38 градусах мороза, таща орудия по глубоким снежным сугробам силами самих красноармейцев, плохо одетые, плохо снабженные, но преданные делу рабочих и крестьян, полки начали бои под лозунгом: „Даешь Архангельск!"

Кочегарка лесозавода после пожара.

Наступление на Северной Двине послужило началом общего наступления, которое было назначено на 5 февраля.

После артиллерийской подготовки наши войска, бредя по пояс в снегу, вечером атаковали, сильно укрепленные позиции у Шепилихи и взяли их.

Пять дней противник делал отчаенные попытки отбить Шепилиху, но не смог.

Следующая укрепленная позиция у д. Взвоз была занята нами сравнительно легко, зато в лесу между Взвозом и Николой 5елые дали решительный бой и тоже проиграли его.

Этот бой был последним на северо-двинском фронте. Деморализованные отряды белых обратились в паническое бегство, бросая продовольствие, оружия и артиллерию, даже не испортив ее.

Белые начали отступать и на всех других фронтах, разрушая все на пути своего отступления, вплоть до железно-дорожных мостов и станционных водокачек.

18 февраля 1920 г. Архангельское правительство Северной области выпустило последнее воззвание, в котором говорилось: „Яд большевистского разложения проник в умы нашей армии и она, не подкрепленная тылом, потеряла свою стойкость, оставляя позиции без всякого натиска со стороны противника. На призыв главнокомандующего о немедленной поддержке армии населением для поднятия настроения —откликнулись лишь единицы. Такие условия ставят перед правительством вопрос о невозможности в дальнейшем борьбы и о необходимости увода из Северной области войск“.

Так сами себе миллеровцы читали отходную.

Ночью производились последние приготовления. Правительство в панике грузилось на ледоколы. Руководство фронтами было брошено.

18    февраля Миллер со штабом и правительством на ледоколах бежали в Норвегию. Захватив с собой в качестве заложников 120 человек лучших представителей трудящихся Севера, активнейших борцов за советский Север.

19    февраля в Архангельск вошли части Красной армии.

20    февраля началось восстание рабочих и крестьян в Мурманске. Оно перекинулось в Сороку, и к 23 февраля 1920 г. весь Север присоединился к Советской России.

Наверх