По книге Л. Л. Титова "Летопись Двинская"



1637г.

В то же лето, был у Архангельскаго города пожар: сгорел в городе Архангельской монастырь, церкви и кельи, и воеводской двор, и полгорода от Двины реки; а после пожару город построен, по прежнему, а монастырь Архангельской построен выше города за версту, над Двиною ж рекою, в Нячерах.

Смотри также: Дело норвежского консула Виклюнда

По совету автора снимков изменил описание.

Эти шествия проходили в разное время. На празднование Дня Победы - 9 мая было запланировано множество различных мероприятий, в том числе и праздничные шествия по улицам города.

В августе 1694 года Петр I, будучи в Архангельске, участвовал в спуске со стапелей Соломбальской судоверфи торгового судна «Святой Павел». Судно было загружено товарами и готово было отойти за границу, но еще не было флага государства Российского. Стоя на берегу Северной Двины, Петр увидел разноцветье флагов иностранных, и по душе ему пришелся голландский флаг. Он решил использовать цвета этого флага, но разместить их в обратном порядке: белый, синий, красный.

Старожилы Архангельска хорошо помнят двухэтажный особняк, стоявший на улице Пролеткульта, 8 (ныне улица Попова). В этом доме, принадлежащем норвежскому подданному Арнольду Виклюнду, около двадцати лет размещалось норвежское консульство. Владелец особняка 15 лет исполнял сначала обязанности секретаря консульства, а затем некоторое время — генерального консула Норвегии.

Арнольд Адольфович родился и вырос в нашем городе. Здесь он женился на архангелогородке Вере Дмитриевне Аароновой. Здесь же родилась и училась его дочь Людмила.

11 мая 1938 года Виклюнд направил в облисполком официальное письмо, в котором он сообщил местным властям: «Я, согласно распоряжению моего правительства, получил новое назначение и завтра уезжаю из Архангельска». К письму прилагалась консульская карточка № 2062.

Внешне все выглядело благопристойно. На деле же отъезд Арнольда Виклюнда был связан с громким событием, потрясшим наш город. — арестом по обвинению в шпионаже 54 его жителей, доставленных в тюрьму в ночь с 22 на 23 ноября 1937 года.

Только сейчас, спустя 56 лет после той страшной ночи, появилась возможность впервые рассказать об этой трагедии в жизни Архангельска, событии, омрачившем добрые отношения между двумя странами — Норвегией и Советским Союзом.

Беломорье — край суровый, крутой, не для всякого его климат. В августе 1918 года под рев оркестров и колокольный звон высадились там интервенты, да не стало им житься от поморов. И уже через год пришлось охотникам до чужого добра убраться восвояси. Лишь цеплялась за Архангельск недобитая белогвардейская шушера, надувалась, пыжилась, изображая «Верховное управление Северной области».

Пошел 1920 год...